Предупреждения об «опасной России» оказались ерундой — Американская журналистка

По данным Ассоциации туроператоров России, на которые ссылается газета, с начала 2014 года турпоток в Россию упал на 35%. Рекомендуют лишь не ездить в регионы, которые граничат с Украиной, а также в республики Северного Кавказа. При этом в России выросли цены на билеты в некоторые музеи и культурные места, однако туристы с иностранной валютой все равно остались в выигрыше. Так, Госдеп США советует туристам избегать демонстраций и проявлять осторожность в общественных местах.

Посещение российских туристических городов сегодня не более опасно для иностранцев, чем 14 месяцами ранее, до присоединения Крыма, украинского кризиса, ухудшения отношений с Западом и антироссийских санкций, пишут американские СМИ. Как пишет ее автор, многие россияне винят Запад в своих нынешних экономических проблемах и войне на Украине.

In article 17dc783608

Журналистка написала в в New York Times, что в России не страшно

После ослабления курса рубля Россия стала относительно дешевой страной. Стоимость номера в одном из столичных отелей снизилась для американцев с $362 до $226, в гостинице Ritz-Carlton апартаменты за 28910 рублей, которые когда-то в переводе на доллары США стоили чуть меньше $900, теперь укладываются в чуть более $550.

На Дальнем Востоке бастовали учителя, в Центральной России — работники металлургического предприятия, в Санкт-Петербурге — сотрудники автомобильной отрасли, а в Сибири рабочие «отдаленной стройплощадки» огромными буквами написали жалобу на крышах, отмечает газета.

Однако эти акции протеста являются «несанкционированными» акциями, поскольку организованная рабочая армия никогда не становилась мощной политической или экономической силой в современной России. Как сказано в материале, недовольство безденежьем сначала сглаживалось «приливом национальной гордости» после аннексии Крыма и словами президента Владимира Путина о том, что трудности являются «неизбежной ценой за отстаивание российских интересов».

Теперь же забастовки и протесты стали новым вызовом Москве, подчеркивает журналист.

24 апреля 2015